Вис: интервью "Майдан.орг"

Sixtynine в Украине
До недавнего времени на постсоветских руинах единственной страной, где еще со времен перестройки в музыке сохранялись настоящие протестные андерграундные элементы, оставалась Белоруссия - впрочем, там с 80-х годов мало что изменилось. В Украине рокеры преимущественно пели про любовь, а ельцинская Россия жирела попсом. Но бунтарский дух молодежи не переносит попсу – и убаюканное болото "российского рока" взбудоражил подчеркнуто некоммерческий коллектив SIXTYNINE(S9). В конце апреля2004 «S9» презентовали свой первый диск "Выживу Стану Крепче".

Спальные районы больших городов – это белое гетто, где процветают безработица, наркомания, алкоголизм и криминал. Покинуть это т ад можно только ногами вперед - или дезертировав за границу, предав Родину, оставив ее на поживу "сворам воров" – так почти по горьковски видит настоящее лидер Sixtynine - Вис. Однако он не старый занудный рокер, который только и умеет скулить, как все вокруг плохо. Молодой рэперский речитатив Виса уверяет -разрушить гетто в наших силах, революция - будет. Творчество Sixtynine российские критики уже окрестили обновлением протестных традиций андеграунда, заложенных рок-группой "Гражданская оборона" еще в начале 80-х.

Вис – наполовину украинец – любит приезжать в Киев. Он говорит, что тут спокойнее, чем в "ультра капиталистической" Москве. Даже свой первый - и пока единственный - клип он снимал в украинской столице, на Харьковском массиве. Именно там, на Харьковском, на квартире одного из киевских левых активистов, нам и удалось встретиться с лидером группы Sixtynine.

- Про смерть рок-н-ролла и говорить уже не стоит. А когда умрет рэп?

- Когда подрастет поколение, для которого рэп станет барахлом и музыкой отцов. Сейчас, для нового поколения, рэп - их музыка, так что, думаю, он еще лет 15 протянет. Ведь рок-н-ролл сейчас - это музыка дедушек. А ведь настанет момент, когда юнец скажет отцу: ты слушав рэп, когда был молодым, а нас это т твой рэп уже не вставляет. И вот тогда народится новая музыка. И возможно, это будет... рок-н-ролл. Ведь в роке был и остался неисчерпаемый потенциал!

Просто сейчас те молодые люди, которые играют и слушают рок, слышали его еще в колыбелях. Они используют устаревший набор приемов и образов, устаревшую фразеологию и идеологию - чуваки одевают косухи и выстригают ирокезы; опускают на яйца гитары и лупят по струнам медиаторами, думая, что это вот и есть рок. Да это говнорок! Это уже давно голимый мейнстрим. А настоящий рок-н-ролл - это же в первую очередь перечеркивание строго и прорыв к чему-то новому. А то, что роком называют сегодня - это перемешивание той же самой тычкой того же самого говна. И чтобы рок-н-ролл возродился, он должен умереть по настоящему. Должно вырасти поколение, которое никакого рок-н-ролла и не слышало, а слышало - да вот, к примеру, рэп :).

- Кого ты можешь назвать своим предтечей в музыке или поэзии?

- Он, скорее всего, есть, но только я его не знаю. как-то не думал об этом. Мне нравится "Наутилус Помпилиус" образца 1986-1988 годов, с музыкой на тексты Кормильцева. Это был идеальный продукт: с настроением, мелодикою, текстами. Потом это т проект сошел на ноль...

- Как ты пришел в рэп?

- Я не делаю рэпа. То, что мы сейчас играем, я предпочитаю называть «рэп-фанк-панк-рок». Мне нравится работать на стыке стилей. Кстати, одна из новых композиций называется "Не настолько тупой, чтобы быть рэпером". Думаю, рэпера меня за нее еще больше полюбят :).

Мне всегда импонировала черная музыка. Как-то, году в 95-м, я принес своим друзьям-рокерам послушать кассету Public Enemy - многим очень понравилось... но никто не мог понять, как это делается. Прошло пять-шесть лет и мы наконец это "догнали". Ведь это не сильно сложная музыка - просто она совсем другая. Поэто му множество белых парней-рокеров ее просто не воспринимают и называют дерьмом.

- Тебя беспокоит вопрос скинхэдов?

- Ну, во-первых, я знаком со многими московскими скинами, начиная от "красных" и заканчивая наци, white-power. И я убежден, что это точно такие же парни, как и я - просто их прибило к другому берегу. Есть люди, у которых есть такая иголка в заднице, и в момент, когда они желают ЧЕГО-ТО ТАКОГО, одним одно сваливается на голову, другим - другое. У кого-то в квартале слушают рэп, у кого-то - металл. У кого-то на районе появляется чувак, который говорит, что быть нацистом - это круто, и тамошние хлопцы поголовно становятся скинами; а где-то появляется грамотный лидер левых взглядов и там пацаны вступают в комсомол. А на самом деле это все - одинаковые парни, у них много общего. Их разъединяет идеология, которая спускается им сверху. А базис один.

Просто некоторым молодым людям нужно какое-то пассионарное движение, и они его находят - кто где. Чистой идеологии в молодежных неформальных движениях нет, есть некая мода. И печально, когда из-за этой моды происходят порою жестокие драки, а иногда и убийства. Не было бы политической моды - дрались бы район на район, как раньше... И по моему, драться район на район гораздо лучше, чем воевать по идеологическим мотивам. В межрайонных разборках все честно и понятно: ты живешь тут, он за речкою - и это факт. А когда в такие разборки добавляется идеология, на них начинают греть руки разные нечистоплотные дядьки. И выходит, что энергетика, которая могла быть направленной на что-то достойное, уходит в песок.

Поскольку я сам идеологически ближе к левым, то считаю достойной для бойца целью - стремление делать мир лучше. Но ведь стремление сделать мир лучше и стремление уничтожить «всех уродов» - это разные вещи. На самом деле, уродов не существует. Все люди братья - и это факт, и это левая идеологема. Правые идеи ориентированы не на объединение, а на размежевание по разным признакам. Но смысл один: мы – правильные парни, а вон те - уроды, их нужно уничтожить, и тогда все будет нештяк. Поэтому своими песнями я хочу в том числе и распространить идею, что все люди братья и бороться нужно именно за объединение.
В моем втором альбоме будет песня "Брат мой скин" - и ее текст, кстати, написан совершенно не в рэперской парадигме.

- Существует ли у твоей аудитории возрастной ценз?

- Диапазон моих слушателей очень широк - от 15-16 летних до тех, кому за полтинник. Но основной контингент – 20-23 года. Они способны врубаться в мои тексты, а кто помоложе - меньше догоняют сами идеи, но зато хорошо понимают музыку это им в принципе нравится.

- Левое движение в наших странах– это странный альянс молодых комсомольцев и дедушек-ветеранов. Почему так?

- Это закономерно. Развитие идет как бы через шаг. Так будет и дальше – деды будут умирать, а внуки - становиться дедами.. По-моему, Конфуций сказал, что история мстит победителям тем, что дети побежденных всегда сильнее, чем дети победителей. Этот закон сохраняется и в музыке, и в политике.

- "Прекрасное далеко" твоих песен - это пионерское детство или "коммунистическое будущее", про которое писал Маяковский?

- Конечно, пионерское детство. Социалистическое общество во многом было неестественным, но основа, базис этого союза были верными. Со временем социалистический проект пришел к краху - но это было закономерно, поскольку базисные основы социалистического объединения все более подвергались искажению, причем происходило это намеренно. Но сам баланс взаимоотношений между социумом и человеком, гарантированные перспективы для каждого длительное время сохранялись в верной пропорции. Сегодня такой баланс отсутствует. Каждый сам за себя - у обществе исчезло ощущение единства. В Украине, кстати, ситуация полегче, это чувствуется. В Киеве солидарность людей гораздо выше, чем в Москве. Москва - это зоопарк. А в Киеве нет того волчьего индивидуализма, которым насквозь пропитана российская столица. Я это просто чувствую интуитивно - люди в Киеве более лояльны друг к другу, более человечны - это заметно в любом общественном месте - в метро, например.

На днях я был в киевском Ботаническом саду и там видел довольно много гопников. И уверяю, что даже между киевскими и московскими гопниками есть немалая разница: здесь это тоже быковатые и простецкие парни, но в них нет столько немотивированной агрессии, как в Москве. Возле своего дома - а я живу возле перекрестка со станцией метро - просто физически ощущается агрессивная аура. Просто такой тучей стоит. Люди здесь бухают, спят, дерутся, потоком текут на работу и обратно... И все это равнодушие друг к другу, враждебность, настороженность, все это свойственное капитализму отчуждение я вижу прямо из собственных окон... В Киеве градус взаимной отчужденности ниже, а по Украине в целом, думаю, и еще ниже.

- Почему именно Киев был выбран для съемок клипа?

- Тут живут мои друзья, и я вообще люблю этот город. Да и денег у нас не было, чтобы снимать где-то еще. Здесь все будет подешевле, чем в Москве, к примеру, здесь где «вписаться», подкормииться :). И саму съемку, и монтаж киевские товарищи сделали нам бесплатно. Весь клип обошелся нам всего в $800, и половина суммы ушла на аренду съемочного крана-стрелки :), А в Москве такая аренда, к примеру, потянула бы тысячи на полторы долларов.

- У тебя украинские корни?

- Да, мой отец - с Днепропетровщины, из села Щорск. Он закончил с золотой медалью школу, потом закончил Бауманский институт в Москве, потом работал в оборонном НИИ.

- Какие украинские группы тебе нравятся?

- Я плохо знаю современную украинскую музыкальную культуру. Из того, что слышал, уважаю "Вопли Водоплясова". Еще - "Танок На Майдані Конго" - у хлопцев очень профессиональная музыка. И конечно, неповторимый национальный колорит.

- Есть мнение, что в глобализированном мире царит усредненная денационализированная культура. В украинской музыке это заметно?

- Про Украину в целом этого, по моему, не скажешь. Стоит взглянуть на тех же ВВ или ТНМК - там ярко обозначена украинськая музыка, а Сердючка – это уж точно не общемировая усредненка. Хотя поет она и по русски, но музыка - точно украинская, я нечто подобное на сельских свадьбах в детстве слыхал. И популярность Сердючки оправданна - при наличии всех этих бритней спирс и модернтокингов ниша застольных танцевальных песен была незаполненной. В России тем более. Русские народные на торжествах петь хорошо, но под них не попрыгаешь :). Между прочим, сейчас половина клубных групп в Москве используют балканский, украинский, молдавский фолк. В Московских клубах играет немало украинских и молдавских музыкантов. Да и наши тоже используют и ритмику и мелодику народные - взять хотя-бы тот же самый "Ленинград" - это ж на самом деле смесь славянского, балканского фолка, полек разных и - латинских ритмов и дудок...

- В одной твоей песне есть строчка: "Мне жаль, что сейчас никого не глушат..." Это про попсу. Как ее одолеть, как уничтожить весь это шансон вокруг нас?

- Вообще, шансон - это значительно более честное направление, чем попса. И слушать радио "Шансон" все-таки можно, а вот слушать радио «Попса» невозможно в принципе, потому что начинает тошнить уже после второй песни. Фальшивые люди поют фальшивые слова на краденые мелодии и на краденые деньги. Это настолько нечестно, что принять это дерьмо за настоящую музыку может разве что провинциальная девочка лет 13. При всем моем ироничном отношении к блатняку - называемому сегодня шансоном - должен признать, что там все-таки взрослые люди, честно (за малым исключением) поют для взрослых людей про взрослые вещи. Ну, может, не совсем в рифму поют, может, музычка там специфическая... Но блевать от этого не хочется.

Что до попсы - это на самом деле необходимая вещь. Пусть будет. Пусть тринадцатилетние провинциалки тоже имеют свою музыку :). Просто не нужно давать им волю - а то попсовики - они-же как тараканы - безобидные, но противные и нахрапистые, и если их распустить, заполнят собою все вокруг. К сожалению, пока что именно это и происходит...

- Еще один вопрос-цитата: "Сколько твоих друзей на игле, в тюрьме и уже в земле?"

- Немало. Среди моих давнишних приятелей было много наркоманов. Кое-кого из них уже нет в живых. Причем, на самом деле это были неплохие парни. В тюрьме уже нет никого отсидели, вышли, повзрослели, подуспокоились. Кто-то уехал в Штаты, кто-то в Израиль. Сильно пораскидало людей. Многие из моих школьных приятелей не сумели вписаться в «новую жизнь». Мир изменился таким образом, что они не смогли найти в нем своего места. Меня это тревожит, потому что это - отличные люди, и не их вина, что они не могут довольствоваться ролью продавцов и покупателей - а другие современному миру не нужны.

- Но в будущее ты смотришь с оптимизмом?

- Да. Я вообще оптимист. Все складывается как нельзя лучше: и для S9, и для левого движения вообще. Настало время альтернативного мышления - и в музыке, и в политике. Протестная идея попала в благодарную почву. Альтернатива постепенно набирает силу. и на каком-то этапе это движение уже нельзя будет остановить. Это будет эффект лавины.

- И что тогда? "Pусский бунт, бессмысленный и беспощадный"?

-Это не совсем верные слова, они принадлежат совсем другому времени и характеризуют совсем иную ситуацию И когда что-то произойдет, то это будет не бунт, а реализация возможностей, предоставленных революционной ситуацией.

- И ты станешь мейнстримом этого движения?

- Скорее бы.
1_wbg.mp3
В белом гетто
2_war.mp3
Это война (она все...)
3_kill.mp3
to kill you
4_wars.mp3
Война все спишет
5_all.mp3
Все что мне нужно
6_m2000.mp3
Деньги
7_tema.mp3
Последняя тема (сухарики черные)
8_daleko.mp3
Прекрасное далеко
9_durachok.mp3
Дурачок
  Беседовали: Крапля, Лысый