Синдром Харчикова. Продолжение

Они хотят подсунуть это дерьмо левым
Я получил большое удовольствие, читая отзывы на свою статью "Александр Харчиков: псевдоискусство русского национализма". Это произошло потому, что реакция была именно такой, какую ожидаешь. Как у химика, который вынул порозовевшую лакмусовую бумажку из раствора. У меня не было никаких сомнений, что значительная часть российских левых заражена социал-шовинизмом и социал-империализмом, дискуссия вокруг моей статьи доказала это еще раз.

1.
Первая, и наиболее предсказуемая реакция защитников Харчикова состояла в том, что "он поэт и музыкант" и его нельзя судить за его "неразвитые, ошибочные" политические взгляды.

Действительно, можно быть великим писателем и иметь реакционные взгляды, например, как Оноре де Бальзак. Писатель или поэт, если он верно отражает окружающую его социальную реальность, как бы преодолевает свои отсталые взгляды.

Но с Харчиковым совершенно другая история. Даже лучшие образцы его "творчества" сложно отнести к искусству. К тому же они представляют не отражение реальности в форме художественных образов, а плохо зарифмованную политическую агитку. Реакционера и антисемита Достоевского читать интересно, а реакционера и антисемита Харчикова - нет. Потому что, Достоевский, кроме того, что антисемит и реакционер, талантливый писатель, а у Харчикова, кроме его отсталых политических взглядов ничего и нет.

Харчикова и слушают исключительно из-за его политических взглядов. В природе нет ни одного поклонника творчества Харчикова, который был бы не согласен с ним в политике. А настоящие поэты и музыканты интересны не только и не столько своими политическими взглядами. Например, феминистку Эдит Пиаф слушали и слушают противники феминизма, коммунистов Михаила Шолохова и Максима Горького читали и читают антикоммунисты и т.д.
Собственно, поэтому я и назвал "творчество" Харчикова псевдоискусством. Это замаскированная под искусство политическая агитка.

2.
Второй аргумент сторонников Харчикова против моей критики состоит в том, что якобы не все песни Харчикова реакционны, а есть и прогрессивные, даже коммунистические.

Что ж, я еще раз проглядел файл с песнями и стихами Харчикова (что, поверьте, не самое приятное занятие) и не нашел за очень и очень редкими исключениями ничего прогрессивного. Почти все то, что защитники Харчикова пытаются выдать за коммунизм является лишь более искусной маскировкой русского национализма.

Вот, например, хорошая вроде агитка "Марш Красной гвардии". Но у Харчикова, даже то, что хорошо начинается заканчивается плохо:

Выше вздымайся, красное знамя,-
Крах сионизма неотвратим!
Социализм, Родина, Сталин -
С ними и вместе врага... победим!

Ключевое слово здесь опять "сионизм". Оно заменяет в этой песни слово "жиды", употребляемое Харчиковым в других текстах. Про Красную гвардию, бьющую "жидов" петь как-то совсем неприлично, даже для лауреата черносотенного конкурса "Песни сопротивления".

Защитники Харчикова скажут, что это, мол, мои домыслы, а Харчиков имеет ввиду сионизм в самом что ни на есть марксистском его понимании. Попробуем поверить им на слово. Действительно, сионизм - идеология, проповедующая расовое превосходство евреев над другими народами, и коммунист обязан бороться с сионизмом, как и с любой другой буржуазной, тем более расистской идеологией. Но если для коммуниста сионизм - рядовая буржуазная идеология, то для национал-патриота - главный враг. Национал-патриоты зовут нас бороться прежде всего с сионизмом.

Какой смысл имеет для коммуниста борьба с какой-либо идеологией? Прежде всего, - развеять идеологические иллюзии, внесенные буржуазией в умы пролетариата и широких народных масс.

Какой смысл имеет в России борьба с сионизмом? Посмотрим. Имеет ли шанс, даже если вся буржуазия будет работать на это, утвердиться идеология расового превосходства евреев в стране где 83% - русские, 3% - украинцы, а евреев всего 0.5%? Очевидно нет. Зачем же коммунисту бороться с буржуазной идеологией которая не имеет шансов утвердиться в сознании рабочего класса России? (Идеологические иллюзии в головах капиталистов развеет только перевоспитание трудом после победы пролетарской революции).

Борьба с "сионизированным капиталом" - из той же серии. Получается, чтобы бороться, нужно сначала узнать "сионизированный" капитал или нет, а только потом бить его. Хороший рецепт для коммунистов, не правда ли?

3.
Некоторые считают, что хороший.

Это те, кто выдвигают третий, и на первый взгляд наиболее состоятельный, аргумент в защиту Харчикова. Позволю себе процитировать отзыв А.Симонянца, где он приводит этот аргумент:

"Далее я хотел бы отметить, что уже более 10 лет в России правит компрадорская буржуазия. Следовательно коммунистическое, а также национал-буржуазное (патриотическое) движения ведут общую национально-освободительную борьбу против компрадоров (в случае нас коммунистов - против компродорской буржуазии). Так было в 1993 году. Так есть и сегодня. В 1993 году борьба на высшем властном уровне велась между двумя отрядами буржуазии: буржуазией компрадорской, антироссийской, желающей порабощение России любой (и буржуазной и социалистической), то есть ликвидации статуса России как страны независимой самостоятельной страны (Кремль) и буржуазией национальной, патриотической, которую олицетворял Верховный Совет РФ".

С одной стороны, Россию эксплуатирует иностранный империализм ведущих капиталистических стран - США, Германии и т.д. Но, с другой стороны, российская буржуазия с ее Газпромами и Лукойлами - это не африканские компрадоры. Они и сами не прочь поживиться за счет эксплуатации других стран, прежде всего республик бывшего СССР. То упорство. с которым российский капитал принуждает сейчас Лукашенко согласиться на унизительные для Белоруссии и выгодные для российских капиталистов условия объединения лишний раз доказывают это.

Кардинальное отличие националистов и коммунистов в этом вопросе состоит в том, что коммунисты борются против эксплуатации России иностранным капиталом и, в то же время, против эксплуатации российским капиталом других народов. Националист, выступая против иностранного капитала, напротив всячески поддерживает экспансию российского.

И Харчиков выступает здесь как типичный националист и империалист. Чего стоят только названия песен: "Черное море - русское море", "Лежал Восток под нашими ногами", "Зачем, хохлы, вам Черноморский флот", "Ребята русские в бандитской Чечне", "Добей абрека"и т.д.

Где-нибудь в Черной Африке "национальное и классовое" действительно может быть тождественным, поскольку там освобождение от иностранного капитала может привести к освобождению от капитала вообще. В России другая ситуация. Здесь существует зависимый, но довольно сильный и развитый национальный капитал. Это естественно, что в своей борьбе с иностранными конкурентами он пытается использовать мотивы национализма и даже привлечь на свою сторону коммунистов иллюзией общности целей. Но на то мы и коммунисты, чтобы не попадаться на эту удочку.

И даже если в практической борьбе, где-то, в какой-то сугубо тактической ситуации мы можем оказаться вместе, в союзе с национальной буржуазией, то мы тем более не должны давать ей никаких послаблений в области идеологии. Потому что идеология - это единственная область, где коммунисты не идут ни на какие компромиссы. Никогда.
  В. Шапинов