Ярослав Галан: "Померлi борються..."

Левая проза Западной Украины
Книги Ярослава Галана не издают уже свыше десяти лет. Это имя ни разу не упоминается в школьной программе литературы. На Западной Украине не осталось ни одной улицы, названной в его честь. Римский понтифик, на кровавую тиару которого наплевал в свое время Галан, служил многолюдные мессы в кучмовском Киеве и ющенковском Львове, а патриотические писаки из противоположного, православного лагеря запросто представляют выдающегося пролетарского писателя сторонником своего поповского мракобесия - мракобесия восточного обряда. Столетие со дня рождения Ярослава Галана ознаменовано полным поражением его социально-политических идеалов. Тем не менее, эту юбилейную дату пытаются замолчать, демонстрируя открытую классовую боязнь галановского творчества.

Жизнь и смерть товарища Яги - писателя, драматурга, журналиста-подпольщика (Галан не любил пошлого слова "публицист"), автора непревзойденных в своей силе и искренности политических памфлетов, вошли в историю Украины почти равнозначными по своему значению. До сих пор нынешние фашисты в государственных чинах, прямые наследники тех, кто нанес десять смертельных ударов топором в затылок известного трогательной доверчивостью ко всем знакомым и незнакомым людям Галана, не осмеливаются публично оправдать это абсолютно прозрачное в своей подлости преступление. Даже нелепые байки о том, что убийство украинского советского писателя было на руку мефистофелям из МГБ, которые, якобы, "не помешали" фанатику-националисту зарубить больного Галана, повторяют редко, стыдливо, и с нескрываемым скептицизмом. Это ведь сегодня безопасность каждого заштатного украинского бандита в обязательном порядке обеспечивает подразделение личных телохранителей. А в те далекие от нас годы Ярослав Галан, литератор с мировым именем, вел честную, открытую борьбу с ненавистными ему призраками нацизма и клерикализма, не пытаясь уклониться от общественного противостояния с их страшной подспудной силой. Ответом ему и были эти удары в спину, наглая смерть за собственным рабочим столом.

Нынешнее табу на Галана связано не только с его общеизвестным коммунистическим именем. Жизнь и творчество писателя не пытались бы замолчать и скрыть, если бы оно и сегодня не отражало гнусную реальность современного существования трудящихся Украины.

Старые рассказы и памфлеты Галана по настоящему опасны для буржуазии. Опасны и теперь, когда десятки тысяч западноукраинских рабочих вкалывают батраками на стройках Европы и Москвы. Когда положение украинских трудящихся ничем не лучше их социального и национального рабства в чужевластной державе диктатора Пилсудского. Когда земля украинских крестьян вновь оказалась в руках кулаков, а обрабатывающие ее люди на глазах превращаются в бесправных батраков и пьяных холопов.

А его пьесы - эти прекрасные драмы, с трагически-прекрасным концом, блестящие комедии, наповал разящие буржуев и политиканов?

Знаменитая комедия "99%", поставленная полулегальным львовским "Рабочим театром" при массовом стечении западноукраинского и польского пролетариата. Она с исторической прозорливостью вскрывает гниль междоусобных разборок националистических партий, фракций и группировок, в полном соответствии с формулой галановского доктора Дзуньо - "Я продал вас, вы - меня, и незачем здесь ломать национальную солидарность". Это во всем подходит к трагикомичной истории руховского раскола и парламентским "изменам" бизнесменов ющенковской фракции.

Пьеса "Осередок" ("Ячейка") не просто демонстрирует образец классовой солидарности рабочих польской, украинской и еврейской национальности. Это настоящее пособие по организации рабочей стачки - в школе, на улице и на заводе. Живое напоминание о расстрелянной политической манифестации 16 апреля 1936 года во Львове, жертвами которой стали тридцать львовских рабочих, погибшие от полицейских пуль, и двести раненых манифестантов - в том числе, руководитель западноукраинского комсомола Мария Ких. Галан был одним из активных участников и организаторов этого кровавого митинга под легендарными скрипками Божены Шрамек, посвященного памяти погибшего рабочего Козака. По каждому из товарищей, павших в тот цветущий весенний день на брусчатой мостовой у львовской ратуши, звучат слова первой галановской пьесы, замечательной трагедии "Вантаж" ("Груз") - слова про "радостную смерть в борьбе, которая порождает новую жизнь".

"Неужели они рисковали жизнью только ради куска хлеба или десятипроцентной прибавки к жалованью? Думать так значит совершенно не верить в человека!.. Они верили только в одно: что каждый их шаг вперед по улицам, залитым их же кровью, - это сто, тысяча шагов вперед, к бессмертию, величию их класса..." - сказано о погибших рабочих в "Золотой арке" Галана.

Эти побудительные мотивы революционной борьбы рабочих утверждали своим творчеством товарищи Ярослава Галана - сотрудники революционного журнала "Вiкна", организаторы объединения пролетарских писателей Западной Украины - союза "Горно", в числе которых – писатели-коммунисты Стефан Тудор и Олександр Гаврилюк (Они погибнут под первой фашистской бомбой, упавшей на Львов в июне 1941 года), Я. Кондра, П. Козланюк и другие литераторы-деятели КПЗУ. Каждому из них, равно как и Галану, четырежды арестованному контрразведкой Речи Посполитой по обвинению в революционной деятельности, в полной мере относятся слова О. Гаврилюка:

В злодейских лапах дефензивы
Он начинает путь правдивый,
В тюремных спорах, не из книг,
Азы марксизма он постиг.

Они выдержали натиск цензуры пилсудчиков, и идеологическое давление клерикальных националистических кругов буржуазии. Они сумели создать пролетарскую литературу Западной Украины, исходя из известной формулы объединения "Горно": "Только то направление в литературе, которое руководствуется идеологией пролетариата, защищает интересы народа, противостоит фашистским группировкам".

Их признанный лидер, Ярослав Галан, в качестве корреспондента "Радянськой України" присутствовал на Нюрнбергском антифашистском процессе, осудившем нацистское прошлое украинской буржуазии, внезапно ставшее нашим сегодняшним настоящим.

"Померлi борються". Так озаглавлен известный галановский рассказ из жизни восставших крестьян Галичины. Его название применимо к творчеству самого писателя, табуизированное имя которого - пугало для клерикальной националистической буржуазии - вновь становится оружием в коммунистов Украины, на ее западных и восточных землях. Голос Галана вновь слышен над нашей страной, побуждая новые поколения батраков и остарбайтеров к борьбе за свое классовое господство и бесклассовое будущее.

"Рабочий класс"
2002 г.
  Андрей Манчук